ОБЩАЯ ПАМЯТЬ И СКОРБЬ…

Древней и такой прекрасной балкарской земле было суждено повидать на своем долгом веку немало бед и испытаний, но 8 марта 1944 года вечный Эльбрус содрогнулся от невиданной доселе боли. Ранним утром стон людской до краев наполнил все пять ущелий Балкарии и долгим эхом пронесся над горами.

Все рушится, все падает во тьму,
Под черным ураганом выселения.
О, дай, Аллах, народу моему,
В годину эту страшную терпение!

ТАКИМИ строками начинается стихотворение великого балкарского поэта и просветителя Кязима Мечиева «Выдержать!», написанное им в 1944 году в далеком Казахстане. Поэт обратился к своему народу, попавшему в жернова сталинских репрессий и погибающему в депортации, с призывом сохранить себя и не обезуметь от горя.
В справке сталинских опричников «о ходе перевозок балкарцев по состоянию на 6 часов 17 марта 1944 г.» говорилось: «Погружено 14 эшелонов, находятся в движении 14 эшелонов (Оренбургская железная дорога — 9 эшелонов, Ташкент — 5 эшелонов). Всего погружено в эшелоны 37713 человек. Переселенцы направляются: во Фрунзенскую область — 5446 человек, Иссык-Кульскую — 2702 человека, Семипалатинскую — 2742 человека, Алма-Атинскую — 5541 человек, Южно-Казахстанскую — 5278 человек, Омскую — 5521 человек, Акмолинскую — 5219 человек, Джалал-Абадскую — 2 650 человек, Павлодарскую — 2 614 человек».
Как отмечает ученый-историк Хаджи-Мурат Сабанчиев, организаторы выселения давали людям на сборы двадцать минут. Старики, женщины и дети изгонялись из родных домов без теплых вещей, с небольшим багажом. В пути, за 18 дней дороги в необорудованных вагонах, от голода, холода и болезней умерло 562 человека. Их наспех хоронили у железнодорожного полотна во время кратких остановок. Когда же ехали без остановок, умерших в пути охрана попросту бросала под откос. Весь путь от Кавказа до Средней Азии, длиной в пять тысяч километров усеян костями переселенцев.
Выселение происходило в то время, когда каждый четвертый балкарец находился в рядах воюющей Красной армии. Каждый второй из них погиб, защищая Отечество от немецко-фашистских захватчиков. Воины-балкарцы в числе первых встретили врага на западной границе СССР, став участниками героической обороны Брестской крепости. Сыны Балкарии защищали Москву и Ленинград, принимали участие во всех крупных операциях Великой Отечественной войны, участвовали в партизанском движении на Украине и Белоруссии, в антифашистском сопротивлении в Европе, в освобождении народов Европы от гитлеровского ига. Многие из балкарцев дошли до Берлина, приняв участие в штурме логова германского фашизма.
В составе действующей армии сражалась 115-ая Кабардино-Балкарская кавалерийская дивизия. Официальные документы отмечают мужество и храбрость балкарцев, призванных в Красную армию. Отважный летчик Алим Байсултанов стал первым Героем Советского Союза из уроженцев Кабардино-Балкарии, тысячи воинов-балкарцев отмечены правительственными наградами. Плечом к плечу с представителями других народов СССР они храбро сражались на фронтах Великой Отечественной войны и внесли свой вклад в разгром врага.
Когда подавляющая часть мужского населения (более 16 тысяч человек) находилась на фронте, обвинение в пособничестве оккупантам выглядит нелепым, и оно было ни чем иным, как антинародным пропагандистским мифом. Абсурдность этого обвинения очевидна: из общего числа высланных балкарцев 52 процента составляли дети, 30 — женщины, 18 процентов — мужчины. Мужчины — это вернувшиеся с войны инвалиды, глубокие старцы, инвалиды детства, оставленные по брони советские и партийные работники, сотрудники госбезопасности и внутренних дел.
Ослабленные люди не выдерживали голода, климата, каторжного труда, бытовой неустроенности и раньше времени уходили из жизни. В первый же год ссылки погибли тысячи детей, оставшихся без родителей. От истощения умер великий поэт Кязим Мечиев. Только в Джалал-Абадской области Киргизии с апреля 1944 года по июль 1946 года умерло 10336 человек или 69,5 процента от общего количества прибывших сюда балкарцев, чеченцев и месхетинских турок.
Люди вымирали целыми семьями, обрывались генеалогические линии, были подорваны генофонд нации и здоровье выживших. В иных населенных пунктах умерли все переселенцы. Некому было даже их хоронить. Большинство из переселенцев умирали, не получив никакой медицинской помощи.
В течение 1942-1948 годов среди балкарцев смертность превышала рождаемость, и практически стоял вопрос о вымирании и исчезновении этноса. Нет ни одной балкарской семьи, не похоронившей в пути, на поселении в Средней Азии и Казахстане своих близких. Все они были убиты горем и нуждой. Свою довоенную численность балкарцы восстановили только во второй половине 60-х годов. Резкое снижение численности населения — прямое следствие депортации народа.
Несмотря на огромные потери, балкарский народ выжил, как выжили карачаевцы, ингуши, чеченцы и другие народы, подвергнутые сталинскому геноциду. Ничто не смогло убить в исстрадавшихся сердцах горцев веру в высшую справедливость и надежду на возвращение в родные места. Однако и по сей день душа Балкарии не оправилась от нанесенных ей ран. В десятках разоренных балкарских сел так и не загорелся больше огонь в очагах. Их развалины – приговор бесчеловечному сталинскому режиму.
В стихотворении балкарского поэта и переводчика Салиха Гуртуева «8 марта 1944 года» есть такие пронзительные слова:

Мы были виноваты без вины,
И с женщинами плакала природа.
С тех пор восьмой веселый
день весны
Болит в сердцах у целого народа.

Ингуши разделяют эту боль с братьями-балкарцами и вместе с ними скорбят по безвинным жертвам тоталитаризма. Потухшие балкарские очаги взывают к нашей общей памяти и боли, наполняют нас горечью и состраданием.

Ахмет ГАЗДИЕВ

№ 34-35 (12169-170), ера, 7 март, 2019 шу / Четверг, 7 марта 2019 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *