ГЛАВНОЕ ПРАВИЛО АХЫСКА ТЮРКЛЕРИ

Дружелюбным и трудолюбивым слывет этот народ в Ингушетии. Такими показали себя турки-месхетинцы с первого дня пребывания на ингушской земле. Таков национальный код, испокон веков отличающий их от всех остальных. Оставаясь верными ему, турки Месхетии и Джавахетии когда-то возделывали пашню и рубили лес — земледельцы поставляли выращенное своими руками во внутренние районы Грузии, а лесорубы сплавляли по Куре ценные породы древесины до самого Прикаспия. Счастлив был народ, чьи сыновья и дочери не знали устали в труде. Питая особую любовь к собственной земле, которая щедро отзывалась на заботу, месхетинцы всегда мирно уживались со своими соседями. Потому им никогда не приходилось браться за оружие. Их руки владели только орудиями труда.

ТУРКИ-месхетинцы не служили в армии Османской империи, а когда в 1829 году по Адрианопольскому мирному договору Месхетия перешла к России, не стали рекрутировать их и на службу в русскую армию. Было решено не ставить под ружье крестьян, кормивших огромную территорию Грузии. У ахыска тюрклери (это их самоназвание) долгое время оставалась возможность свободно пересекать границу, разделившую их вслед за горной грядой с Турцией. Долгое время ничто не нарушало гармонии их привычного существования. Но даже когда Ахалцихский вилайет стал уездом, не пожелал этот народ покинуть благословенную землю предков и отправиться за счастьем в Турцию. Очень дорога была ему эта земля. Так и жил он по эту сторону высоких гор, что отделяют южную и юго-западную часть Грузии от Турции.
В годы Великой Отечественной войны 158-тысячный народ отправил на фронт 40 тысяч своих лучших сыновей, большая часть из которых погибла, бесстрашно сражаясь с немецко-фашистскими захватчиками. Среди турок Месхетии были восемь Героев Советского Союза, три полных кавалера ордена Славы, не считая тех, кто был награжден за ратные подвиги другими высокими наградами. Своим героическим и самоотверженным трудом приближали Великую Победу и те, кто оставался в тылу. Жители Месхетии-Джавахетии, как и жители всей страны, отдавали фронту последнее. И никто не знал, что впереди этот народ ждет еще более страшное испытание…
В ночь с 14 на 15 ноября 1944 года все турки-месхетинцы подверглись бесчеловечной сталинской депортации. Скованные безысходностью, холодом и голодом, они почти месяц были в пути. Отправленные эшелонами по дороге смерти, люди не могли понять, в чем их вина. Фашисты к тому времени уже давно были отброшены далеко на запад, Турция твердо сохраняла нейтралитет и не собиралась нападать на СССР. Никто из жителей междуречья Чороха и Куры на юге Грузии — Ахалцихского, Адигенского, Аспинзенского, Ахалкалакского и Богдановского районов – и не помышлял о предательстве, а известное постановление гласило, что турки-месхетинцы подлежат переселению «в целях усиления безопасности границ»…
Трагедия, пережитая турками-месхетинцами, роднит их в этом смысле с ингушами и другими репрессированными народами Советского Союза, также подвергшимися в годы войны геноциду и депортированными из родных мест.

ИЗ ДОСЬЕ «СЕРДАЛО»:
Согласно материалам НКВД, турки-месхетинцы обвинялись в «непринятии колхозного строя», «нарушении государственной границы», «пособничестве врагам, занятиях контрабандой и служении турецким разведывательным органам, в вербовке шпионских элементов и насаждении бандитских групп». Органы госбезопасности припомнили и то, что значительная часть населения была связана с жителями приграничных районов Турции родственными отношениями.
Утром 15 ноября 1944 года войска НКВД оцепили районы проживания турок-месхетинцев и приступили к депортации. Вместе с турками в течение 10 дней угнали курдов, армян-хемшилов, грузин-мусульман и живших в этих районах представителей ряда других мусульманских народов.
28 ноября 1944 года Берия докладывал Маленкову и Сталину: «Совершенно секретно. В соответствии с постановлением проведены операции по переселению из пограничных районов Грузинской ССР турок, курдов и хемшилов».
Более 17 тысяч жителей солнечной Месхетии погибли в первые же месяцы депортации. Но если многим другим репрессированным народам, спустя годы лишений, все же удалось вернуться к своим разоренным очагам, то турки-месхетинцы до сей поры лишь только грезят встречей с опустевшей родиной предков.

В РЕСПУБЛИКЕ Ингушетия сегодня широкое признание получила национально-культурная автономия турок-месхетинцев «Ахиска», возглавляет которую Бенали Халилов. Известна она своими добрыми делами и благотворительностью. От зари до зари работая на земле, турки-месхетинцы щедро делятся выращенным урожаем с малоимущими, нередко поставляют свою экологически чистую продукцию в учреждения здравоохранения и детские сады. Пользуется спросом их продукция и на рынке – жители Ингушетии охотно приобретают у турок-месхетинцев плоды их земледельческого труда. Высокое качество и сходная цена делают свое дело.
На ингушской земле турки-месхетинцы нашли пристанище после страшных Ферганских событий, отсчет которых начался 26 июня 1989 года. Беспорядки и столкновения на межэтнической почве, вскоре переросшие в кровавую резню, заставили этот многострадальный народ покинуть территорию Узбекистана, куда он, наряду с другими республиками Средней Азии и Казахстаном, был депортирован сталинщиной.
Оказавшись в Ингушетии, местом для своего компактного расселения турки-месхетинцы избрали Старый Малгобек и станицу Вознесенскую. Главную роль при их выборе сыграли дешевизна жилья, расположенного в оползневой зоне Терского хребта, и прекрасные условия для земледелия. У прирожденных земледельцев, коими являются турки-месхетинцы, земля всегда ассоциировалась с матерью-кормилицей и своей жизни в отрыве от нее они никогда не мыслили. И хотя хорошее образование и опыт работы позволили многим из них ярко проявить себя и в других сферах — в здравоохранении, в образовании, в строительной отрасли Малгобекского района, — подавляющее число турок нашло себе применение именно на земле.
В многонациональной семье народов Ингушетии турки-месхетинцы быстро прижились и стали своими. Так зазвучала на ингушской земле турецкая речь. И звучит она до сей поры, наполняя наш общий дом когда-то новыми, а теперь уже такими привычными для всех красками. Нельзя не отметить одну важную деталь. С первого дня своего пребывания в Ингушетии турки-месхетинцы смогли получить здесь прописку. В отличие от властей некоторых других регионов России, где представители этого народа и сегодня пребывают в качестве мигрантов, власти республики сразу решили эту проблему. Сегодня ингушские турки из Месхетии – полноправные граждане России.
— Первоначально в Малгобекском районе поселилось около шестисот наших семей, — рассказывает Бенали Халилов. – Все люди смогли найти себе применение, быстро адаптировались на новом месте. Местные жители приняли нас очень тепло. Правда, сейчас численность турецкого населения в Ингушетии значительно снизилась. Но это не было связано с какими-то противоречиями. Большая часть турок-месхетинцев покинула Ингушетию еще до того, как вступила в действие программа по переселению жителей оползневого Старого Малгобека. Людей заставило подняться с места желание обеспечить себе надежное будущее, связанное с крышей над головой. Позже, когда уже стартовала программа по переселению оползневиков, оставшиеся здесь турки-месхетинцы, как и представители других народов, получили новое жилье. Власти никого не обошли своим вниманием.

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА:
Турки из Месхетии представляют собой особую этнографическую группу турецкого этноса. Эта этническая группа, как и многие другие этнические образования, складывалась в пограничной зоне двух этнических территорий — Турции и Грузии. Доминирующей здесь всегда оставалась турецкая составляющая, что подтверждает не только диалект турецкого языка — выразительный, чистый, как горный снег, язык древнейшей Восточной Анатолии, на котором говорят турки из Месхетии, — но и наличие турецкой культурной основы..
Кампания за искоренение из списка советских народов слова «турок» началась еще в 1924 году, когда Сталин предложил Омару Фаику, лидеру месхетинских турок и первому признанному авторитету среди народа сменить национальность. В период с 1930 по 1939 годы туркам насильственно стали изменять национальность и фамилии, практически обезглавили народ, уничтожив всех мало-мальски грамотных и авторитетных, влиятельных среди турок людей.
Сам Омар Фаик — известный публицист-демократ, писатель и поэт, издатель, член Ревкома Грузии — был казнен в 1937 году по приговору тройки НКВД.

ПРИРОЖДЕННЫЕ земледельцы, турки-месхетинцы, живущие сегодня в Ингушетии, не изменили своему вековому укладу. На орошаемых землях Малгобекского района каждая семья обрабатывает по гектару. Их первые весенние заботы уже начались. Воспользовавшись редкими ясными днями нынешнего марта, они посадили картофель, заложив этим крепкую основу будущего урожая. Скоро придет черед и других сельскохозяйственных культур. Во владении у этих по-крестьянски бесхитростных и простых людей, привычных к труду, около двухсот гектаров и, можете быть уверены, ни один клочок земли не останется не ухоженным.
Различная зелень, помидоры, огурцы, морковь, баклажаны, фасоль, капуста, арбузы, дыни – легче, наверное, было бы сказать, что не выращивают турки-месхетинцы. Их трудолюбивые натруженные руки не знают покоя весь сезон. Вполне удачно пробуют они возделывать и хлопок – диковинную для этих мест культуру. Недавно, общаясь с другом из Ашхабада, я с интересом для себя узнал, что из хлопка делают, оказывается, и масло. Только в отличие от подсолнечного, оно куда полезней для здоровья человека. Кто знает, может, со временем и в Ингушетии узнают вкус хлопкового масла. Но если это и произойдет, то только благодаря туркам-месхетинцам.
Бенали Халилов, лидер турецкой диаспоры Ингушетии, родился в узбекском городе Янгиюле в простой крестьянской семье и с раннего детства был приучен к труду. В 1982 году, окончив среднюю школу в колхозе имени Назарали Ниязова, Бенали стал студентом механического факультета Ташкентского Ордена Трудового Красного знамени института инженеров железнодорожного транспорта. Учился он на вечернем отделении, потому как быть обузой для давно уже немолодых родителей не хотел – сам стал зарабатывать на хлеб.
Совмещать работу и учебу парню было нелегко, но иного выхода он не видел. Помогало ему преодолевать все трудности желание помочь своей семье. По первому времени Бенали трудился в железнодорожном депо, позже — лаборантом одной из институтских кафедр. И было в этом юноше что-то такое, что заставляло других воспринимать его всерьез. В 1988 году, по окончании института, он стал главным механиком Янгиюльского кирпичного завода, заняв по тем временам немыслимо высокую для молодого парня его возраста должность. Бенали тогда едва исполнилось 23 года.
После Ферганских событий семья Халиловых еще какое-то время прожила в Узбекистане. Но обстановка в этой бывшей советской республике все больше накалялась, выходя за рамки локального конфликта, что, в конце концов, и вынудило людей покинуть обжитые места. Халиловы сначала оказались в Краснодарском крае, а позже приехали в Ингушетию. На этом настоял отец Бенали.
— С ноября 1990 года живем мы здесь, — говорит Б. Халилов. – Ингушетия теперь стала для меня Родиной номер один…
У турецкой диаспоры, сложившейся в Ингушетии, в те первые годы непререкаемым авторитетом пользовался старейшина Камал Амриев. Этот умудренный большим жизненным опытом турок, бывший директор школы, наставлял молодежь, к нему шли за советом и помощью. Когда его не стало, старики призвали к себе Бенали Халилова. И пришлось ему услышать от них такие слова: «Ты грамотный и образованный человек, но как и другие наши образованные люди остаешься в стороне. А кто народ возглавит? Кто организует его? Кто ему поможет? Мы хотим, чтобы ты говорил от нашего лица!»
Так Бенали и стал лидером ингушских турок-месхетинцев. Возглавив в 2005 году турецкую диаспору и возложив на себя все заботы о своих соплеменниках, вскоре он создал национально-культурную автономию «Ахиска». Довольно часто встречаясь с Бенали, могу сказать, что в нем нашли свое проявление все самые лучшие качества его народа. Он дорожит своим честным именем, очень внимателен к окружающим, а его руки не боятся труда.
У турок-месхетинцев есть поговорка: «Пока лоб не вспотеет, добра не заработаешь». Для ахыска тюрклери это главное правило жизни, которому они следуют на протяжении веков.

Ахмет ГАЗДИЕВ

№ 46 (12181), шинара, 26 март, 2019 шу / вторник, 26 марта 2019 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *