Такое забыть нельзя

15 лет прошло со дня черной даты в новой истории Ингушетии. В ночь на 22 июня 2004 года банда незаконных вооруженных формирований совершила подлый налет на республику, в которой нашли приют сотни тысяч беженцев из Чечни, бежавшие от войны и смерти.

У каждого из нас, пережившего эту страшную по своей трагедии ночь, свои воспоминания.
В этот день я в числе сотрудников ФК «Ангушт» был в городе Пятигорске, где наша команда в рамках первенства России по футболу встречалась на нейтральном поле с ФК «Автодор» из Владикавказа.
После матча мы поужинали и спокойно двинулись на клубном автобусе домой. На скоростном «Мерседесе» этот путь у нас занимал не более 3 часов. Мы, привыкшие к дальним поездкам, ничего не подозревали и не предполагали, что в эту ночь нам не суждено попасть домой. Все началось неожиданно, когда у всех у нас в одно и то же время начали звонить телефоны.
— Отец, здесь кругом стрельба и взрывы. Мы все дома. Никто ничего не знает, – у моего тогда 14-летнего сына срывался голос. В трубке слышались стрельба из автоматического оружия и взрывы. Такие же сообщения получили все ехавшие в нашем автобусе. Кому-то сказали больше, о чем мы в полном недоумении делились друг с другом.
Мы в тревоге за своих близких и происходящее в республике доехали до Беслана, где нас остановили сотрудники ДПС.
— Дальше ехать нельзя. На Ингушетию напали боевики. В целях вашей безопасности поставьте автобус на стоянку, — объяснили нам ситуацию сотрудники ДПС.
Мы вышли из автобуса. В ночном небе ясно слышались канонада и отзвуки взрывов, и каждая минута томительного ожидания только угнетала. Казалось, что время остановилось.
Вскоре к нам добавились пассажиры прилетевшего из Турции самолета и несколько патрульных машин ДПС из Чечни. Никакой информации у нас не было. Постепенно начала стихать канонада. Уже во втором часу ночи к посту со стороны Ингушетии подъехала санитарная карета, в которой, как сказали инспекторы ДПС, везли тяжело раненого министра ВД РИ Абукара Костоева. Это только усугубило нашу тревогу. Через некоторое время мое внимание привлек синий микроавтобус с логотипом «РТР». Я подошел к телевизионщикам и показал удостоверение сотрудника «МК». Мы разговорились. Я узнал, что они через некоторое время собираются ехать в Ингушетию и попросился поехать с ними. Получив добро, быстро прошел к своему автобусу и сказал главному тренеру, что еду с телевизионщиками в Назрань. Мы поехали через Владикавказ и минут через 40 были на черменском круге. От самого города по дороге растянулась бронетехника, следовавшая в Ингушетию. На черменском круге я нашел старшего поста и сказал ему, что на посту ДПС в Беслане с ночи стоят автобусы и машины с людьми, на что майор при мне дал распоряжение разрешить движение транспорта в сторону Ингушетии. Был пятый час утра. Уже рассвело. Мои коллеги из РТР остались ждать на посту корреспондента и дальше не поехали. Я сначала хотел пойти в Назрань пешком, но, на мое счастье, к остановке подъехал «жигуленок» и водитель — ингуш из Базоркино за пять минут доставил меня в Назрань.
Я вышел из машины в районе тогдашнего «Бинбанка». На противоположной стороне дымилось здание погранотряда, зияя разбитыми окнами. На стенах черная копоть. Я самым коротким путем двинулся домой. Начало дороги в сторону медицинского колледжа было густо усеяно гильзами большого калибра. Отсюда из пулемета поливали свинцовым дождем (иначе не скажешь) пограничников. На улице никого в этот час не было. У меня дома все были на ногах. Дети наперебой начали рассказывать о событиях прошедшей ночи, а 4-летняя дочь, напуганная произошедшим, сидела на руках у матери и, прижавшись к ней, прятала лицо.
В 200 метрах от моего дома было здание РОВД. Я пошел туда, чтобы увидеть произошедшее в этом месте. Перед зданием на стоянке стояли расстрелянные с выбитыми стеклами личные машины сотрудников. Из одной вытаскивали убитого сотрудника. Я помог переложить погибшего на заднее сиденье «Волги», возле которой с каменным лицом стоял пожилой человек.
– Это его отец, – сказал мне один из милиционеров.
— Они (напавшие) стреляли по отделу с безопасного расстояния. Я живу здесь рядом и видел, — пояснил мужчина средних лет, с которым мы вместе помогали переложить убитого милиционера. В это время мне позвонили из Ставрополя. Редактор «МК» поручил как можно быстрее написать подробный материал о произошедшем. Я побывал на всех объектах, подвергшихся нападению боевиков, сфотографировал последствия ночного боя. Эти фотографии храню до сих пор.
…Из новостных сообщений того времени: «В результате боестолкновений, по предварительным данным, погибли 46 человек. Об этом РБК сообщили в МВД республики. В настоящее время установлено, что среди погибших 18 сотрудников правоохранительных органов и 28 гражданских лиц.
Однако нет сомнений, что число погибших возрастет. По данным ряда СМИ, только в ходе нападения на Назрановское РОВД погибли около 30 милиционеров. Все они героически сопротивлялись до конца, не приняв предложение о добровольной сдаче.
В числе погибших — исполняющий обязанности министра внутренних дел Ингушетии Абукар Костоев, который получил тяжёлые ранения, был доставлен во Владикавказ и скончался от ран, а также заместитель министра внутренних дел Ингушетии Зяудин Котиев, прокурор Назрановского района Белан Озиев, прокурор города Назрани Мухарбек Бузуртанов и другие.
По данным полпредства президента в Южном федеральном округе (ЮФО), число раненых составляет от 50 до 200 человек».
Подсчитав потери, мы узнали, что в результате нападения боевиков в Ингушетии погибло 98 человек, 113 человек ранено, из  мирного населения погибло 27 человек, ранено – 38.
Чтобы освежить память приводим комментарии СМИ всех уровней, последовавшие тогда после нападения.
…21 июня 2004 года, ночью, в 22.45 мск несколько групп боевиков численностью 200 человек осуществили нападение на 20 точек на территории Республики Ингушетия.
К 04.00 мск правоохранительные органы Ингушетии взяли под контроль ситуацию в населенных пунктах республики. Ситуация «успокаивается», отметили в приемной президента Ингушетии. Спецназ республики ведёт поиск и уничтожение остатков бандгрупп.
В связи с сегодняшним нападением все соединения и части Северо-Кавказского регионального пограничного управления ФСБ РФ, а также другие силовые структуры округа переведены на усиленный вариант несения службы.
Напомним, что отряд боевиков численностью около 100 человек в 22.45 напал на Назрань, где было совершено нападение на Назрановский погранотряд, здание МВД Ингушетии и изолятор временного содержания. В 23.00 другая группа моджахедов вошла в населённый пункт Карабулак, где находятся оружейные склады и база
ОМОНа. Боевиками была полностью блокирована федеральная трасса «Кавказ». Как стало известно, в Ингушетию боевики вторглись одновременно с территории Чечни и Северной Осетии и действовали по приказу Шамиля Басаева.
В результате ночного рейда боевиков в Карабулаке частично разрушены здания ОМОНа и городского отделения милиции, сожжено здание МВД Ингушетии в Назрани. Моджахедам не удалось захватить Назрановский изолятор временного содержания, его сотрудники отбили несколько атак боевиков.
Около 01.00 мск часть боевиков попыталась прорваться к городу Магас, где находится руководство республики, однако была остановлена на подступах к городу. Ожесточённые бои погранвойск, милиционеров и спецназа с террористами продолжались до 03.00 мск, когда моджахеды отступили в сторону Чечни.
Телекомпания НТВ сообщает, что машина с ее съемочной группой была остановлена боевиками, которые заявили, что намерены захватить власть в республике. Журналисты НТВ рассказали, что возле поста ГАИ видели несколько лежащих на земле тел сотрудников автоинспекции, убитых боевиками. Никто из состава съёмочной группы не пострадал.
На данный момент известно, что среди боевиков также есть погибшие и раненые, сообщил полномочный представитель президента РФ в Южном федеральном округе Владимир Яковлев. По мнению полпреда, основной целью нападавших был захват административных зданий в Назрани и Карабулаке, а также освобождение 50 пленных боевиков из СИЗО в Назрани. Однако сделать этого им не удалось, все их атаки были отбиты, подчеркнул В.Яковлев. По его словам, после нападения боевики рассредоточились и мелкими группами ушли по различным направлениям.
Прокуратура Ингушетии по факту нападения боевиков на республику возбудила уголовное дело по статье «Терроризм», передает телеканал «Россия». В Ингушетию вылетел заместитель генерального прокурора РФ Сергей Фридинский. Он отказался давать комментарий, отметив, что сейчас необходимо собрать материал по данному происшествию.
Напомним, что буквально накануне президент Ичкерии Аслан Масхадов в интервью «Радио Свобода» заявил, что чеченские сепаратисты в ближайшее время изменят тактику и перейдут от терактов к наступательным действиям методами «классической» войны.
Стоит также отметить, что спецпредставитель лидера сепаратистов Ахмед Закаев 21 июня в интервью газете «Коммерсант» сообщил, что полевые командиры чеченских сепаратистов потребовали от президента Ичкерии перенести боевые действия за пределы республики. По словам Закаева, теперь «наши бойцы будут сами навязывать бои федералам и силовым структурам пророссийских властей», для чего у них «есть все силы и возможности».
О том, что вторжение было тщательно спланировано, говорит то, что атаки начались одновременно на восьми стратегически важных объектах республики. Первыми шли легковушки. Боевики в камуфляже, масках и с автоматами наперевес работали «под спецназ», предъявляя на постах ГАИ при въезде в город очень похожие на настоящие удостоверения СОБРа и ОМОНа. Гаишники, видимо, думали, что началась очередная операция по борьбе с «оборотнями в погонах», поэтому добровольно сдавали оружие и ложились на капоты автомобилей. Боевики их не трогали: просто разоружали и отпускали, выставляя на постах ДПС группы карателей.
Следом за легковушками через разоруженные посты в города прошли грузовики с оружием, а передовой отряд бандитского спецназа тем временем уже разоружал по стандартной схеме внутригородские посты ГАИ. Таким образом, буквально за считанные минуты боевики установили полный контроль над транспортными магистралями Назрани и Карабулака, соединились со своими подельниками, поджидавшими их в городах, распределили оружие и начали штурм зданий, принадлежащих милиционерам и военным. Учитывая, что сосредоточенные в республике силы МВД, погранвойск, Минобороны и ФСБ не имеют между собой четкой координации действий, а телефонная связь (включая мобильную) была тут же нарушена, боевикам сразу удалось захватить стратегическую инициативу.
По разным оценкам, в налете участвовали от 200 до 1500 боевиков. Ранее официально было заявлено о 200-300 террористах, прорвавшихся на территорию республики. Однако, по свидетельству источника, только на здание МВД в городе Назрань напали не менее 80 человек. В то же время нападению подверглись еще около 20 объектов в разных населенных пунктах Ингушетии. Кроме того, несколько групп боевиков находились в Назрани под видом милицейских патрулей.
Например, на окраине города бандиты выставили сразу несколько блокпостов, полностью обездвижив главную городскую транспортную развязку. Автомобили останавливали все без разбора и требовали у водителей документы. Боевиков интересовали не водительские права или техпаспорта, а служебные удостоверения проезжавших: рабочих, коммерсантов или просто неработающих отпускали, а чиновников расстреливали на месте. Милиционеры приезжали в засаду сами: услышав выстрелы, они мчались разбираться, в чем дело, и сразу демонстрировали останавливавшим их бандитам свои удостоверения…
В результате ночной бойни одних только милиционеров было убито 47 человек. Обнародованные потери боевиков пока составляют 2 человека, возможно, что террористы забирают тела погибших с собой. По данным сайта чеченских сепаратистов «Кавказ-центр», в боях с милиционерами были убиты 6 и ранены 14 боевиков.
Президент России Владимир Путин прибыл в Ингушетию, чтобы лично разбираться с последствиями ночных событий в Ингушетии. Осмотрев еще нерасчищенные места боев в Назрани, и выслушав отчеты силовиков, Путин признал, что «федеральный центр недостаточно делает для того, чтобы защитить республику».
Кстати, почему боевикам удалось провести столь масштабную акцию в Ингушетии, уже известно. Подготовка к ней, по оперативным данным, была проведена в конце предыдущей недели в соседнем с Ингушетией Ачхой-Мартановском районе Чечни. Там боевики в течение двух дней занимали село за селом, а потом напали и на сам райцентр. Сожгли здания администрации и милиции. Обкатав вариант ночных рейдов у себя дома, боевики и отправились в соседнюю Ингушетию.
По поводу боевиков президент Путин сказал просто: «Искать всех, сколько потребуется времени, искать всех, пока не найдем».
… С тех пор утекло много воды. Десятки бандитов были осуждены к длительным срокам заключения и ликвидированы при задержании. Ингушетия достойно пережила это вероломное вторжение, залечила раны. Только до сих пор остается немой вопрос: как такое могло произойти, и кто утешит сирот этой ночи?
М. Ханиев

№ 90-91 (12225-226), шоатта, 22 июнь, 2019 шу / суббота, 22 июня 2019 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *