ТРЕВОЖНЫЙ ПРОЦЕНТ

Люди и деньги

Люди берут деньги взаймы, как правило, чтобы решить возникшие финансовые проблемы. У человека есть силы, знания, время дабы провести положение вещей к требуемому состоянию, а рублей в кармане нет. Соответственно, он берет энную сумму у другого человека или организации и старается достичь своей цели. Это масштабы типичные, на уровне индивидуальных задач. Когда же возникает более значительный план действий: надо дом построить, капремонт автомобиля произвести, свадьбу родному чаду организовать, квалифицированную медицинскую помощь в Москве получить и т.д., люди часто обращают свой взор к кредиту.

Недавно товарищ в Ингушетии мне рассказывал, что, взяв однажды в банке сумму — немногим больше 300 тысяч рублей, он в итоге, погашая долг по процентам, выплатил сверх этой суммы более 200 тысяч рублей.
– В следующий раз решил взять миллион с хвостиком, чтобы хоть что-то для семьи сделать, да и срок выплат был больше, — поведал он, — приобрел мини-трактор, надеюсь небольшую ферму оживить, на жизнь себе и семье заработать, от кредита избавиться…
Такой вот эпизод из миллионного списка. В любом случае эти от 9 до 12 процентов, которые «висят» на тех, кто взял кредит, безусловно, являются показателем чрезмерного аппетита отечественной кредитной системы. Всем давно известно, что во многих странах данный показатель на уровне от 3 до 7 процентов, что позволяет людям успешно решать сотни проблем, создает новые рабочие места, способствует развитию индивидуального и малого предпринимательства, повышает качество жизни миллионов граждан. Здесь государству надо четко определиться в ответе на ряд вопросов: в чем смысл выдаваемых кредитов? В том, чтобы выжать из «кредитного крепостного» максимальное количество денежных единиц? Или он в том, чтобы помочь конкретному человеку, ячейке общества встать на ноги, получить лучшее образование или социальную помощь, развить собственное доходное дело, увеличив, тем самым, армию среднего класса? Исходя именно из этих посылов, а не просто голой выгоды, можно и нужно строить будущее россиян.
Недавно наши коллеги рассказали о том, что среднему российскому заемщику, чтобы погасить обязательства перед банком потребуется почти 11 ежемесячных зарплат (пять лет назад их было не более семи). «С 2014 года долговая нагрузка граждан выросла в 1,5 раза. Такой вывод содержится в обзоре закредитованности населения, подготовленном СРО НАПКА специально для «Известий». Причем примерно 2,3 млн заемщиков после выплат по кредиту вынуждены довольствоваться прожиточным минимумом, поскольку долговые обязательства «съедают» половину и без того невысокого дохода. Еще у 4,7 млн человек на жизнь остается немногим больше. Таким образом, почти 10% граждан, имеющих кредиты, или балансируют у черты бедности, или находятся в зоне риска, поскольку только с начала года долги росли в пять раз быстрее доходов. Люди всё больше впадают в кредитную кабалу, снова и снова занимая на погашение предыдущих займов. Эксперты считают, что одних усилий ЦБ, который постоянно вводит меры по сдерживанию темпов роста потребкредитования, недостаточно — необходимы и инструменты социальной политики по повышению доходов».
На данный момент, говорится в обзоре, 75% экономически активного населения имеют кредитные обязательства, что в принципе соответствует показателям развитых стран. Однако повод для беспокойства есть.
В обзоре отмечается, что примерно 10% заемщиков (около 7 млн человек) имеют доход ниже 50 тыс. рублей и вынуждены отдавать на погашение кредита более половины своего ежемесячного дохода. А 2,3 млн клиентов банков и вовсе ежемесячно оперируют доходами в 20 тыс. рублей — после выплаты им остается сумма, близкая к прожиточному минимуму региона, в пределах 11–12 тыс. рублей, который в России принято называть «чертой бедности».
Кредит – дело, в принципе, хорошее. В нем есть реальная возможность с помощью большой суммы денег решать большие проблемы. Беда в другом – многие россияне мало зарабатывают. В Ингушетии сегодня, по свежим данным Роструда, сложная обстановка с занятостью населения. Рейтинг с высоким коэффициентом напряженности на рынке труда на начало июля возглавил Северо-Кавказский федеральный округ, самый высокий показатель зарегистрирован в Ингушетии и ряде других субъектов СКФО. Что делать в такой ситуации? По всей видимости, планировать социально-экономическое развитие региона, учитывая и эту точку отсчета — объективную меру планируемых дел и достигнутых результатов.
Кстати, среднестатистическому жителю географически далекой от нас Тувы требуется 124 зарплаты для погашения своего кредита – этот регион стоит с нами часто в одном ряду в списке различных опросов и исследований. Тувинские специалисты и управленцы объясняют эти цифры низкими реальными зарплатами в сельском хозяйстве — на уровне 10 тыс. рублей в месяц.
Любопытно бы знать, сколько среднестатистических зарплат в Ингушетии уйдет на погашение среднестатистического республиканского кредита.
На фоне таких весьма скромных возможностей социальных групп развитие кредитной системы сталкивается с разного рода тяжбами, спорами, между теми, кто дает деньги и кто должен их вернуть с надбавкой. Государство и в большей степени общественные структуры сегодня этим озабочены, стараются контролировать, направить процесс в позитивное русло.
Специалисты говорят, что в настоящее время «у банков (…) достаточно инструментов, чтобы помочь заемщику, однако не все кредиторы применяют их в реальности. Для добросовестных заемщиков, оказавшихся в сложных жизненных ситуациях, можно проводить процедуры реструктуризации, рефинансирования, предоставлять платежные каникулы, заключать дополнительные соглашения»…
Вместе с тем, согласно исследованию представителей ОНФ, «…95% потребителей подписывают договор, даже если не осознают условий или не согласны с ними. Большинство в своих обращениях и жалобах прямо указывают на то, что менеджер говорил совсем не о том, что в итоге было подписано в договоре…». Надо, короче говоря, финансовую грамотность населения повышать.
А пока идут споры между банкирами и общественными структурами о том, по каким правилам будет дальше «играть» наша кредитная система. При любом ее варианте, у людей в Ингушетии или любом другом субъекте РФ должна быть возможность взять кредит, который они способны выплатить. Выплатить без финансовой кабалы и роста социальной напряженности. Деньги, как говорится, приходят и уходят, а люди остаются. К примеру, подрастающие поколения, которым родители должны дать образование, вырастить их, вывести в люди и т.д. А если на это не будет реальной экономической возможности – пиши, пропало.
Справедливости ради отметим, что в прошлом году Правительство РФ изменило условия предоставления льготных кредитов для семей с двумя и более детьми. Они могут получить шестипроцентную ставку по ипотеке. На них могут претендовать родители, у которых второй и последующий ребенок родился в период с 1 января 2018 года по 31 декабря 2022 года. Им возместят недополученные доходы по выданным кредитам за счет федеральной казны. Учитывая специфику Ингушетии, нам еще предстоит развивать сферу ипотеки, предварительно развивая сектор ипотечного жилья – здесь есть над чем работать.
Естественно, каждый регион страны, в зависимости от доходов и развитости тех или иных секторов экономики, в этом кредитном раскладе чувствует себя по-своему.
На днях глава Минэкономразвития Максим Орешкин в интервью журналистам сказал о необходимости «думать о том, что делать, когда банки перестанут выдавать новые кредиты из-за роста просрочек по займам…»
Он напомнил, что, согласно данным ЦБ на четвертый квартал 2018 года, платеж по кредитам у трети заемщиков превышал 60% от их ежемесячного дохода. При этом за год объем долгов вырос на 1,8 трлн руб., отметил министр. «То есть это на каждого человека, который в этой системе находится, [приходится] несколько десятков тысяч рублей», — сообщил он. «Когда группа людей, которые не могут перекредитоваться, имея уже высокую долговую нагрузку, начнет получать отказы, она перестанет платить по своим кредитам», — заявил Орешкин. Когда это произойдет, банки заметят рост просроченных платежей и «начнут рубить» выдачу новых займов, что в свою очередь приведет к росту просрочки, пояснил министр.
Долги могут порождать долги, а затем возникнут затруднения с получением новых кредитов, столь необходимых для нормального экономического роста. Одним словом, экономика, финансовая сфера – сложная область сложных взаимоотношений. И пусть специалисты «копаются» в ее специфических терминах и «логических объяснениях», а простому человеку, доброму гражданину нужны лишь ясные ответы на вышеуказанные вопросы. Ему необходимо, чтобы кредит на добрые дела, собственное и чужое развитие, которые, подобно ручейкам, впадают в большую реку, питают родное Отечество, был доступным. Доступным не только в плане его получения в скоростном режиме, но и доступен по нашим доходам. Кредит должен быть россиянину по карману, когда он эту сумму использует с пользой, и способен платить по счетам. Только в этом разумный подход и здравые ожидания, связанные с кредитом и его нынешним тревожным процентом.

В. САИТОВ

№ 109 (12244), ера, 25 июль, 2019 шу / четверг, 25 июля 2019 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *