ВСЕЛЕННАЯ ТАМАРЫ ЧАНИЕВОЙ

 

Нынешняя золотая осень ко всей присущей ей щедрости красок добавила еще один штрих, став юбилейной для замечательной ингушской поэтессы Тамары Чаниевой. Недавно, общаясь с ней, поймал себя на мысли, что творческий мир Тамары столь же лиричен, загадочен и задумчив, как эта пора года. В ее поэтическом слове живут пронзительная искренность, напоминающая звенящую тишину осеннего рассвета, нежное тепло последних солнечных дней и дуновение легкого ветра, увлекшего в танец сорвавшийся с ветки кленовый лист. В осеннем настроении переплетаются самые разные чувства. Сродни этому настроению и разноплановая поэзия Тамары, в которой ее лирическая героиня предстает перед нами в ярких ипостасях и образах.

 

ПРИТЯГАТЕЛЬНАЯ разноплановость творческого Я поэтессы, фейерверк чувств и переживаний, изложенных в стихотворной форме, прежде рождали немало вопросов. Даже читая ее интервью прошлых лет, то и дело натыкаешься на главный из них: насколько автобиографичны написанные ею стихи? Возможно, поэтому, предвосхищая все будущие досужие домыслы не всегда корректной публики, однажды Тамара Чаниева, не терпящая бесцеремонного вторжение в личное пространство, написала такие строки:

 

Я — вы не поняли — актриса.

Живу в иных мирах.

В любой момент умею скрыться

за гранью, в зеркалах.

 

Я душу вкладываю в роли,

в страданья героинь:

воспринимаю все их боли,

едва лишь ляжет грим.

 

А в жизни… в жизни все иначе,

в ней — все наоборот.

Кто жаждет от меня отдачи,

пусть сердце разобьет.

 

«Нет достиженья без мученья», —

недаром говорят.

А кто, пустые увлеченья

выстраивая в ряд,

 

мне вздумает назначить встречу,

пусть помнит вот о чем:

ему — пощечиной отвечу.

А надо — и мечом.

 

За такой твердостью, безусловно, кроется основательное горское воспитание, полученное в семье и ставшее прочным фундаментом личности поэтессы. Между прочим, это однажды тонко подметила Марина Карданова, заместитель главного редактора молодежной газеты Кабардино-Балкарии: «Тамара пишет, не страшась вековых предрассудков. Горская скромность — да. Предрассудки — нет. Поэтесса смело высказывает то, что многие молчаливо переживают. И это притом, что воспитана в семье со строгими горскими устоями, с которыми она не может не считаться до конца своих дней. Такова ментальность, продиктованная ее предками».

«Мне нравится изображать человека на грани, в момент экзистенциальный. Тогда в нем обнаруживаются черты, которые в обыденной жизни оказываются скрытыми под маской, так сказать, светскости», — объяснит при случае сама поэтесса.

 

ТАМАРА родилась 2 октября 1979 года в городе Нальчике в большой и дружной семье Мовли Джабраиловича и Любови Магомедовны Чаниевых, воспитавших пятнадцать детей. После окончания школы будущая поэтесса, к слову сказать, уже пережившая первые пробы пера, приняла решение поступить в колледж дизайна Кабардино-Балкарского госуниверситета. Однако творчество все больше и больше овладевало ее сердцем, и в 2000 году, после окончания колледжа, она пришла на работу в газету «Горянка», где позже возглавила отдел культуры.

Тамара быстро заявила о себе как о талантливом журналисте. В том же 2000 году она стала обладательницей диплома «Журналист года» и была принята в Союз журналистов России. Ее творческие успехи и активное участие в развитии журналистики Кабардино-Балкарии в 2003 году были отмечены почетной грамотой Правления Союза журналистов республики и почетной грамотой Министерства образования КБР «За весомый вклад в дело воспитания подрастающего поколения и утверждение общечеловеческих ценностей». В юбилейный для газеты «Горянка» год, праздновавшей свое десятилетие, Кабардино-Балкарский Фонд культуры вручил Тамаре Чаниевой грамоту «За вклад в развитие национальной культуры».

Вообще, 2003 год по-особенному памятен для нее. Именно тогда Тамара стала студенткой факультета «Мировая художественная культура» Северо-Кавказского института искусств и начала преподавательскую деятельность на факультете журналистики Кабардино-Балкарского государственного университета. Добавьте к этому неспокойные будни газетчика, насыщенные интересными встречами и частыми поездками по республике, и тогда будет понятно, как мало свободного времени оставалось у нее…

Но при всем при этом поэтическое творчество отнюдь не отошло для Тамары на второй план. Потребность облечь в стихотворную форму свои мысли, впечатления и наблюдения по-прежнему жила в ней и день ото дня только крепла. Плодом серьезных творческих исканий стал её первый поэтический сборник «Оплачено сердцем», вышедший в свет в 2005 году.

Размышляя об этом сборнике Тамары Чаниевой, ингушский литературовед Хаваж Накастхоев отмечал: «Редко бывает, чтобы по первому же сборнику стихов был виден поэт. Поэт своеобразный, неординарный, нешаблонно мыслящий и этим оригинальный. Поэт, свежий чувством и неожиданно новый… И хотя сама Чаниева избегает слова «поэзия», предпочитая говорить «мои стихи», автор этих строк склонен считать ее творчество образцом зрелой поэзии. Это — поэзия высокой пробы…»

В своих полемических заметках о творчестве совсем еще юной тогда поэтессы Хаваж Накастхоев пишет о главной особенности мироздания, всегда стремящегося к некоему балансу и совершенству, независимо от нас — тех, кто живет в нем: «Рождение поэта — это шанс, который дается нации Богом. Это редкая возможность для нации сделать еще один шаг, подняться еще на одну ступень в бесконечном процессе становления, самопознания. И самовыражения. Ведь чтобы стать сильнее — надо изучить свои слабости. Чтобы стать лучше — надо увидеть свои недостатки. Чтобы сделать шаг вперед — надо укрепиться там, где стоишь. Чтобы шагнуть в «завтра» — надо изжить «сегодня». Именно для этих целей и посылаются Поэты Небом. Именно в этом и заключается главное призвание поэта — показать нам самих себя. Без косметики, без прикрас. Поэтому мы и ценим в поэте в первую очередь народность. Народность, понимаемую как способность поэта взглянуть на реальность глазами своего народа и выразить ее, эту реальность, в парадигме понятий своего народа».

 

ПОЭТИЧЕСКИЙ сборник «Оплачено сердцем» принес Тамаре широкое признание. Она удостоилась престижной общественной награды и памятной медали «Элита женского делового сообщества» Международной наградной палаты «Ренессанс», а немногим позже стала академиком Международной академии творчества. Не остался незамеченным звездный час Тамары и в Ингушетии. Указом президента РИ ей было присвоено почетное звание заслуженного работника культуры.

Поэт и литературный переводчик Георгий Яропольский, ставший редактором первого сборника стихов Тамары, писал: «В Чаниевой мне импонирует отсутствие стремления к неким «классическим» позам: ее лирическая героиня часто бывает бесшабашна, немножко хвастлива, а порой и по-хорошему смешна. Она этого не боится. Очаровывает, сколько в ней жизни, как она непоседлива и неуемна, до чего ей не терпится примерить то или иное платье, сыграть ту или иную роль. А вот гадать, кто кроется за столь частым местоимением «он» (или «ты»), — дело совершенно последнее. Речь не о них, а о том, на что способна женская душа — та самая, которая может стать потрясающим открытием даже для себя самой…

Тамара совершенно правильно замечает, что «биография у человека не одна: в нее входит и все то, что где-то когда-то с кем-то случалось. Или еще случится. Стихи, как и биография, — это не только то, что было, но и то, что могло быть. Объяснение? Очень просто: «Все потому, что, будучи поэтом, «имеешь чудный дар воображенья»…

Привлекает в стихах Чаниевой и то, что они заранее не спланированы, но порождаются, словно во вспышке, в самом процессе написания, непосредственно в творческом акте. Ей очень хорошо удается сбивчивая, отрывистая речь; умеет она и самой себе противоречить; знает, как порицанием усилить похвалу (восточная школа!)».

Свое первое в жизни стихотворение Тамара написала в тринадцать лет. Тогда за окном тоже стояла осень. Но это была страшная осень, которая на своем излете обагрила золотой наряд людской кровью и ворвалась в сердце девочки стылым холодом жестокости, коварства и бесчестия взрослого мира, сошедшего с ума. Ее любимый Нальчик жил спокойной жизнью, а где-то совсем недалеко, в Пригородном районе — колыбели ее народа, бушевал огонь этнической чистки, и Ингушетия переживала новую национальную трагедию.

Вся боль детской души, вся бесконечная любовь к своему народу и не убитая вопреки всему вера в высшую справедливость легли строками на бумагу и точки как слезы разделили строфы, рожденные большим сердцем маленького человека. Потом были другие стихи, но искренность на самой её высокой, звенящей ноте уже никогда не покидала поэзию Чаниевой:

 

…Мне слова

возвращают надежды,

в них сбываются

вещие сны,

ведь слова —

это те же одежды,

что всегда

недомолвок полны.

 

Шью из них

подвенечные платья,

будет надобно —

слажу чадру;

но словами

не смею соврать я:

провалиться мне,

если совру.

 

«ЕЕ ПОЭТИЧЕСКИЙ мир полыхает в красках, вбирая в себя чарующие звуки и аромат, — делился своим мнением известный российский режиссёр документального и игрового кино Владимир Халидович Вороков, — Она понимает, что слова имеют звук, вид и вес. И поднимает на своих ладонях поэтическую ношу, приятную и для глаз, и для слуха. Тетива ее лирики туго натянута. Вот почему стрелы ложатся точно в цель.

Однако Дидро предупреждал: «Как бы ни был велик ваш талант, готовьтесь к критике». Могут сказать: маленькая книжка, маленький сборник…

Ну и что из этого?! Чтобы совершить большой полет, книге лучше быть легкой. Многое можно сказать и на трех страницах.

У молодой поэтессы личное не мельчит общего. И видит она не только узкий мирок, пусть даже лирический. Но и семью, друзей, родину, ту, где родилась, и ту, которую считает своей по зову крови. Лев Толстой назвал это у Фета «лирической дерзостью». Уж не ругайте меня за сравнение. Я к тому, что поэзия Тамары своей откровенностью порой и является той самой «лирической дерзостью». Вот почему ее стихи никого не могут оставить равнодушным.

Калейдоскоп чувств, впечатлений, ярких образов.

Автор часто обращается к звездам. Но это не звездная болезнь. Просто, запрокинув к небу лицо, ловит она блеск далеких светил…

В чернильнице Чаниевой чернила перемешаны с собственной кровью. Тамара в состоянии прославить род свой, внеся достойный вклад в ингушскую литературу. И свой первый взнос в национальную литературу она уже внесла сборником «Оплачено сердцем». Безусловно, ее поэзия из ингушской глубины. И если книга получилась, то давайте считать ее жемчужинкой, маленькой жемчужинкой ингушской литературы».

Когда-то, давая молодой поэтессе рекомендацию для вступления в Союз писателей, народный писатель КБР, известный драматург и художник Борис Кунеевич Утижев писал: «Не часто бывает, что поэт всей своей сутью, своим обликом, своим характером, своими манерами вполне соответствовал своим стихам. Напротив, очень редко случается такое совпадение. Вот к таким редким и прекрасным исключениям и относится сочетание сущности молодой поэтессы Тамары Чаниевой и ее стихов, ее поэзии.

Я, если это не будет громко сказано, слежу за становлением творчества Чаниевой, читаю ее подборки стихов и другие публикации на страницах наших газет и с удовольствием хочу отметить, что она не из тех, кто случайно, так сказать, любопытства ради, бывает, забредает в удивительный храм с названием Поэзия. Недавно вышедший сборник стихов Тамары Чаниевой «Оплачено сердцем» лишний раз убеждает, что его автор пришла в поэзию надолго и с серьезными творческими намерениями».

Мэтр оказался прав. Еще не улеглись читательские восторги после выхода первого сборника Тамары, как год спустя она представила на суд ценителей художественного слова свой новый труд «Интонации молчания». Очередной подарок ждал любителей настоящей поэзии в 2009 году, когда увидел свет ее сборник «Двоеточие».

В последующем Тамара Чаниева взяла творческую паузу, связанную с переменами в личной жизни – девушка вышла замуж и покинула Нальчик, уехав в Ингушетию, чтобы посвятить себя созданию семейного очага. Сегодня она – мама четверых деток. В этой прекрасной семье подрастают сын и три дочери, окруженные родительским теплом и заботой.

Через четыре года полного молчания Тамара снова вернулась к поэтическому труду и даже воплотила в жизнь свою давнюю мечту — создать литературное кафе или салон, где могли бы встречаться и говорить со своими читателями писатели и поэты. В такую литературную гостиную частенько превращается сегодня Зязиков-Юртовский Дом культуры, директором которого она стала сразу после его открытия. А тем временем, в издательстве уже началась работа над новым поэтическим сборником Тамары, предисловие к которому так и называется — «ПОСЛЕсТИШИе». Этот сборник она посвятила своим детям, благодаря которым «перестала ежиться от мизерности своей роли в этом мире и поняла, что Вселенная – это я». Так что будем надеяться, что совсем скоро нас ждет новое повествование Тамары Чаниевой «о мире, воспринятом любящей женской душой».

 

Ахмет ГАЗДИЕВ

 

P.S.: Редакция общенациональной газеты Республики Ингушетия «Сердало» сердечно поздравляет Тамару Мовлиевну Чаниеву с юбилеем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *