НЕУТИХАЮЩАЯ БОЛЬ БАЛКАРИИ

Незаживающие раны оставили на сердце древнего Кавказа чудовищные преступления сталинизма. Эти преступления не знают срока давности. Судьба целых народов, ставших жертвами кровавого сталинского геноцида, заставляет нас вновь и вновь возвращаться в то страшное время. Сегодня мы стоим на пороге очередной годовщины депортации братского балкарского народа.
Смерть и разорение ворвались в древние балкарские селения 8 марта 1944 года. Шла Великая Отечественная война, лучшие сыны и дочери древней Балкарии – более 18 тысяч человек – героически сражались на фронте с фашистами, а в их дома подло, по-предательски ворвалась страшная беда. Беззащитные женщины, дети и старики стали добычей сталинских псов. Бесчеловечная операция по депортации балкарского народа заставила содрогнуться каменную твердь, и оцепенел Эльбрус, ставший свидетелем убийства своих детей…

В ТЕЧЕНИЕ одних суток обезлюдели балкарские села. 38 тыс. человек были загнаны в товарняки, и эшелоны смерти отправились в неизвестный путь. Бесстрастная статистика свидетельствует, что из общего числа депортированных балкарцев 52 процента составляли дети, 30 процентов – женщины, 18 – старики и инвалиды. Только за 9 месяцев 1944 года умерли 1592 человека. Смерть продолжала безжалостно косить людей – с 1 апреля 1944 года по сентябрь 1946 года в Казахстане и в Киргизии умерли 4849 балкарцев.
«Безжалостность жестокости, проявленной властями при решении судеб малочисленных народов, поражает, – пишет известный балкарский общественный деятель Хадис Тетуев. – Как поражает и стойкость людей, названных спецпереселенцами, не допустивших перемен в подходе к истинной ценности жизни, верящих, что изменится их положение, и они смогут вернуться домой – Сверканием Чистоты и Правды.
Тринадцать лет длилось насильственное отторжение балкарцев от своей родины Балкарии.
Между тем, тысячи балкарцев сражались на фронтах Великой Отечественной войны в составе 115-й Кабардино-Балкарской кавалерийской дивизии, партизанских отрядов КБАССР, Белоруссии и Украины, в рядах антифашистского сопротивления Европы. Почти все они были награждены орденами и медалями, хотя после геноцида балкарского народа в 1944 году их явно ограничивали в получении офицерских званий и наград.
По данным «Книги Памяти» (1995 год), число погибших в годы Великой Отечественной войны по Кабардино-Балкарии составило 25756 человек, в том числе 4335 балкарцев. На фронт было призвано около 15 тысяч балкарцев, при общей численности народа чуть более 50 тысяч человек. Среди них был первый Герой Советского Союза Северного Кавказа, балкарец, летчик-истребитель, капитан Алим Байсултанов, получивший это высокое звание в октябре 1942 года.
Балкарец Мухажир Уммаев, командир роты, который со своей ротой первым ворвался в Одессу и обеспечил частям Красной Армии овладение городом Одессой в 1944 году, получил звание Героя Советского Союза посмертно в 1990 году.
Установлено документально, что в годы Великой Отечественной войны к званию Героя Советского Союза были представлены 19 балкарцев, которые так и не получили его. Это Бабаев Магомет Тауканович, Даутов Махти Зулкарнеевич, Доттуев Ибрагим Батокаевич, Залиханов Магомет Каншаович, Зокаев Конакбий Хаджимурзаевич, Кадыров Мухажир Цицуевич, Кудаев Шамсудин Гергокович, Кучмезов Абдулла Юсупович, Кучуков Магомед Шабазович, Макитов Магомед Исхакович, Настаев Хажибекир Хажиомарович, Османов Дадаш Жуносович, Теммоев Юсуф Аттаевич, Уянаев Рамазан Магометович, Хулчаев Махти Темирканович, Цакоев Мустафа Ацеевич, Черкесов Сарби Маштаевич, Эльсуеров Кёккёз Магометович и Этезов Зекерия Сулейманович.
Балкарцы воевали на всех фронтах Великой войны, работали на трудовом фронте, собирали вещи и продукты для отправки на фронт.
После освобождения республики от немецко-фашистских захватчиков на строительство танковой колонны «Колхозник орденоносной Кабардино-Балкарии» балкарцами было собрано 13 миллионов рублей…»

Все рушится, все падает во тьму,
Под черным ураганом выселения.
О, дай, Аллах, народу моему,
В годину эту страшную терпение!

Такими пронзительными строками начинается стихотворение великого балкарского поэта и просветителя Кязима Мечиева «Выдержать!», написанное им в 1944 году в далеком Казахстане. Поэт обратился к своему народу, попавшему в жернова сталинских репрессий и погибающему в депортации, с призывом сохранить себя и не обезуметь от горя.
В справке сталинских опричников «о ходе перевозок балкарцев по состоянию на 6 часов 17 марта 1944 г.» говорилось: «Погружено 14 эшелонов, находятся в движении 14 эшелонов (Оренбургская железная дорога – 9 эшелонов, Ташкент – 5 эшелонов). Всего погружено в эшелоны 37713 человек. Переселенцы направляются: во Фрунзенскую область – 5446 человек, Иссык-Кульскую – 2702 человека, Семипалатинскую – 2742 человека, Алма-Атинскую – 5541 человек, Южно-Казахстанскую – 5278 человек, Омскую – 5521 человек, Акмолинскую – 5219 человек, Джалал-Абадскую – 2 650 человек, Павлодарскую – 2 614 человек».

В ПАМЯТИ балкарского народа живет и трагедия Черекского ущелья, разыгравшаяся в ноябре 1942 года, когда отряд внутренних войск НКВД превратил в пепел, не пощадив даже младенцев, селения Верхняя Балкария, Сауту, Кюнюм и расстрелял жителей селений Верхний Чегет и Глашево. В докладной записке капитана Накина, командира отряда палачей, устроивших кровавую расправу над беззащитным мирным населением, указывалось, что им уничтожено 1500 человек. Стольким людям стоило жизни надуманное обвинение в бандитизме и пособничестве фашистам. Но стоило только появиться в этом районе 4 декабря 1942 года одному батальону немецких автоматчиков, как Накин трусливо бежал за перевал.
Воспоминания немногих уцелевших очевидцев этой трагедии холодят душу. Известный историк Оюс Айшаев приводит их в своем исследовании. Вот некоторые из них: «Одним из очевидцев трагических событий в селении Сауту является Хусей Османович Бичеев, который в течение 30 лет вел тетрадь 323 расстрелянных, в числе которых были 81 человек Темиржановых: Рахимат – 44 года, Махмуд – 47 лет, Сенсабий – 3 года, Фатимат – 1 год, Зарият – 35 лет, Абукерим – 5 лет, Жамилят – 3 года, Салихат – 1 год, Идрис – 75 лет и т.д.; 116 человек Мисировых: Мухай – 6 лет, Абидат – 4 года, Муса – 62 года, Фатима – 50 лет, Рамазан – 2 года, Мустафа – 5 лет, Батырбий – 85 лет и др.
«В селе Сауту мы спрятались у родственника – Тета Мисирова. Нас было около 50 человек, в основном женщины, старики и дети. В дом ворвались красноармейцы, которые пытались выгнать всех на улицу, но не смогли. Тогда они сами вышли и с улицы бросили гранату в переднюю комнату. Многих поубивало, меня оглушило и ранило в правую руку.
Мы скрывались шесть суток, без еды и воды. Я еле выкарабкался на крышу через дымовое отверстие: село горело, развалины домов еще чадили. Солдаты мародерствовали» – рассказывает Мухадин Магометгериевич Байсиев.
«Мы убегали от одних родственников к другим. Нас скопилось человек шестьдесят. В дом ворвались красноармейцы. Сказав, что хотят провести собрание, они вывели всех во двор. Несколько стариков попытались отделиться, в это время приставили женщин и детей к стене. Стали расстреливать всех подряд. Пожилые люди читали зикир (молитву) и с Аллахом на устах погибали от солдатских пуль. Всех расстреляли. Осталась я одна, раненная в пять мест. Меня спасла материнская шаль, которой я укрывалась. Слышала жалостно просящий воду голос матери. Она умирала, трое суток истекая кровью от полученных ран. А вместе с ней умирали и двое моих сестер…», – вспоминает Тани Магометгериева Байсиева (Мамаева).
Когда энкавэдэшники вошли в Сауту и стали стрелять, Саният Гузоева с двумя малолетними детьми прибежала к соседям. Сюда же собрались и многие другие, у которых семьи остались без мужчин. Мужья всех этих женщин были на фронте.
«Мы еле успели собраться и закрыть дверь на крючок, как тут же раздался сильный стук», – рассказывает Саният.
«Мама! Может, это мой отец пришел!» – пятилетний сынишка сорвался с моих рук и бросился к двери. Сильным ударом приклада винтовки широко открылась дверь. Один из солдат автоматной очередью повалил мальчика и стал стрелять по другим…
Я пришла в себя через неделю. Открыла глаза, увидела вокруг лужи крови, трупы многих погибших, а среди них – и моих детишек, свернувшихся в клубочки».
«Среди ночи послышалась продолжительная стрельба. Раздался стук в дверь, мы открыли. На порог упала Ану Темиржанова. Она была ранена в шею, истекая кровью, еле промолвила: «Пришли солдаты и убивают всех…»
Нас было шестеро, все растерялись, никуда не смогли спрятаться, столпились у порога. В эту минуту в дом ворвались 5-6 солдат, остальные 9-11 остались во дворе. В приказном порядке всех нас вывели на улицу, выстроили по росту и стали стрелять по нам. Первым убили Хусея Гумаева. Он упал на землю, заскреб, перевернулся и как-то страшно вытянулся…», – вспоминает о той жуткой ночи в селе Сауту Фазика Локманова Киштикова (Эхчиева)».
Массовое истребление жителей высокогорных балкарских сел в ноябре-декабре 1942 года стало одним из самых ужасающих преступлений сталинских опричников. Масштабы и жестокость этого преступления напугали даже его идейных вдохновителей, которые попытались сокрыть содеянное. Они прибегли к фальсификациям и долгие годы утверждали в общественном сознании мнение, что беззащитных женщин, детей и стариков сожгли и расстреляли фашисты…
В страшные годы депортации балкарский народ понес невосполнимые потери. Смертность превышала рождаемость, и практически стоял вопрос о вымирании и исчезновении этноса. Нет ни одной балкарской семьи, не похоронившей в пути, на поселении в Средней Азии и Казахстане своих близких. Все они были убиты горем и нуждой. Свою довоенную численность балкарцы восстановили только во второй половине 60-х годов. Резкое снижение численности населения – прямое следствие депортации народа.
И все же, несмотря ни на что, балкарский народ выжил, как выжили карачаевцы, ингуши, чеченцы и другие народы Советского Союза, подвергнутые сталинскому геноциду. Ничто не смогло убить в исстрадавшихся сердцах горцев веру в высшую справедливость и надежду на возвращение в родные места. Однако и по сей день душа Балкарии не оправилась от нанесенных ей ран. В десятках разоренных балкарских сел так и не загорелся больше огонь в очагах. Их развалины – приговор бесчеловечному сталинскому режиму.

Ахмет ГАЗДИЕВ